кадр

Казначей штата застрелился прямо на пресс-конференции (ФОТО)

Самоубийство Бадда Дуайера

Суицид Бадда Дуайера

[Spoiler (click to open)]

Honest manHonest Man: The Life of R.Budd Dwyer
youtube.com

Казначей штата Пенсильвания Бадд Дуайер был обвинён в коррупции. Используя пробел в законодательстве штата, Дуайер продолжал исполнять обязанности казначея до вынесения приговора, написав президенту Рейгану письмо с просьбой о помиловании.

22 января 1987 года, за день до вынесения приговора, Дуайер созвал пресс-конференцию. Журналисты ожидали отставки Дуайера с правительственного поста. Вместо этого они услышали длинные бессвязные прощальные речи измученного человека, назвавшего организованное за ним политическое преследование «американским ГУЛАГом». Затем Дуайер вытащил из конверта длинноствольный револьвер калибра 357 Magnum, помахал им перед журналистами и сказал: «Пожалуйста, выйдите из комнаты, если это неприятно для вас». Несмотря на просьбы многих присутствовавших, он положил револьвер в рот и нажал на курок — перед пятью телевизионными камерами.



Photojournalism
An Ethical Approach.
Chapter Four: Victims of Violence

Paul Martin Lester
commfaculty.fullerton.edu

Его публичное самоубийство породило нравственную дилемму для многих редакторов по стране: стоит ли печатать какие-либо фотографии? Какие изображения использовать: до или после трагедии? Сколько фотографий печатать: одну или несколько? На какой странице стоит поместить эти изображения? Исследователь публицистики Роберт Бейкер изучил 93 ежедневные газеты и заключил, что «газеты, изданные на расстоянии более, чем 200 миль от родного города жертвы, использовали „психологически тяжёлые“ фотографии в два с половиной раза чаще, чем газеты, изданные на расстоянии до 100 миль». Согласно Бейкеру, 58% газет использовали «психологически тяжёлые» фотографии самоубийства, оправдывая свои действия тем, что публикуют снимки «общественно значимого события».

Видеозапись
самоубийства

liveleak.com 18+

Выше — один из самых знаменитых кадров этой трагедии, фото Гэри Миллера. На ней Бадд Дуайер жестом останавливает людей, которые хотят к нему подойти. Через несколько секунд он выстрелит себе в голову.

кадр

Избыток иммунитета.

5 фактов об инфекции, укреплении иммунитета и гамма-интерфероне


[Читать далее...]
© ep_jhu

Всем известно, что количественный недостаток иммунного ответа — это плохо. Такой недостаток иммунитета может выражаться в повышенной заболеваемости как маленьких детей, так и стариков.

1. Борьба с инфекцией

Классические примеры того, что происходит с людьми, которые страдают иммунодефицитами, — это болезни, которыми страдают люди с тяжелой ВИЧ-инфекцией и врожденными пороками иммунной системы. Но из-за этих крайних примеров у многих возникает странное ощущение, что чем выше будет иммунитет, тем лучше это будет для того, кому надо бороться с неблагоприятным воздействием, в частности с инфекцией. Инфекция на первом месте, потому что, скорее всего, эволюционно иммунитет возник именно как борьба с инфекциями, а не с чем-нибудь другим. Опухоли тоже могут иметь к этому отношение, но все-таки, скорее всего, это второстепенно.

2. Сбои в работе иммунной системы

Между тем повышать иммунитет может оказаться чрезвычайно опасно. Существует такая вещь, как аутоиммунитет — ситуация, когда иммунная система начинает узнавать и отвечать на свое, чего ей в норме делать не положено. К сожалению, существует множество самых разных генетических причин, почему иммунная система не справляется с тем, чтобы перестать отвечать на свое.

В норме функционирование иммунной системы сопровождается постоянной поддержкой молекулярных механизмов, которые убирают из организма клоны клеток, которые способны ответить на собственные антигены. Но, как и в любой сложной системе, здесь бывает множество сбоев, и тогда наружу, на периферию, в циркуляцию, в кровоток и в лимфоток вырываются клетки, которые способны распознать свое, и тут начинаются проблемы: системная красная волчанка, ревматоидный артрит, аутоиммунный диабет и прочие.
3. Опасность повышения иммунитета

Когда врач-иммунолог, работающий не с аутоиммунитетом, а с иммунодефицитом, хочет сделать больному лучше, он часто говорит, что ему нужно повысить уровень иммунного ответа. Как правило, врач предлагает повышать иммунитет вообще. К чему это может привести, я могу рассказать на некоторых инфекционных примерах.

Самый важный фактор иммунного ответа против внутриклеточных паразитов — это гамма-интерферон. Это интерферон, который вырабатывается разными клетками, но в первую очередь Т-лимфоцитами. Главная его эффекторная, то есть конечная функция, – это активация макрофагов, то есть клеток-фагоцитов, которые поглощают микробы, но не всегда умеют убить их сами по себе. Им помогают в этом клетки, которые продуцирует гамма-интерферон. Макрофаги проходят активацию, они приобретают некоторые новые свойства и после этого становятся способными убить паразита. Но действие гамма-интерферона реализуется на очень коротком расстоянии, в точках контакта макрофага и активирующей его клетки. При этом никто не знает, сколько его нужно ввести извне, чтобы он смог работать, а гамма-интерферон очень токсичен. Почему и провалились попытки лечить опухоли с помощью гамма-интерферона, которые активно предпринимались в 90-е годы ХХ века и практически прекратились, потому что вводить его надо в таких дозах, что для хозяина он представлял не пользу, а опасность. Можем ли мы внутренне повысить уровень того же гамма-интерферона, не вводя его, а просто за счет стимуляции иммунитета до опасных значений? Ответа на этот вопрос нет, поэтому говорить о том, что нам нужно повысить иммунитет, нужно чрезвычайно осторожно.

4. Столкновение с серьезными болезнями

Другой пример: первыми на место внедрения патогенной бактерии в организм хозяина приходят другие фагоциты — нейтрофилы. Это заноза и гнойное воспаление вокруг нее, это и гнойное воспаление в гландах, когда стрептококки вызывают тонзиллит или ангину. Это очень быстрая реакция, и приходящие клетки первым делом фагоцитируют бактерии, справляются с паразитом, и этот процесс необходим.

Но бактерии — и не только бактерии, но и простейшие, и грибы, — которые попадают в организм хозяина, не ограничены стрептококками, стафилококками, кишечной палочкой или сальмонеллами. В организм хозяина могут попасть такие сложные возбудители, как возбудитель, например, лейшманиоза или туберкулеза. И тут возникает странная и парадоксальная ситуация: на место такой инвазии тоже приходят нейтрофилы, они тоже начинают поглощать, фагоцитировать возбудителей. И оказывается, что они не способны с ними справиться. А возбудитель, попадая внутрь таких клеток, становится экранированным от всех остальных факторов иммунного ответа. Пусть временно — нейтрофилы довольно быстро умирают, — но на какие-то часы или сутки возбудитель оказывается отгороженным от других факторов иммунитета, тем самым неуязвимым. А когда он снова выходит наружу, может оказаться, что уже поздно.
5. Избыток иммунного ответа

В последние лет семь очень бурно развивается направление, выясняющее, как позволить защитным факторам иммунитета бороться с изолированными возбудителями. Как ни парадоксально, оказывается, что если системно убрать нейтрофилы из организма хозяина, то такие болезни, как лейшманиоз и туберкулез, протекают легче, чем когда нейтрофилы присутствуют в полном объеме. Такие опыты пока не делают в клинике, а осуществляют только в экспериментах, преимущественно на мышах, но вполне успешно. Отсюда следует, что не всегда безопасно искусственно ликвидировать дефицит нейтрофилов (что случается при некоторых патологиях), просто добавляя нейтрофилы извне.

Или если легкое поражено туберкулезом или селезенка поражена бруцеллезом, немедленно начинается выстраивание довольно сложных образований, состоящих из клеток иммунной системы, которые называются гранулемами — это такой фактор ответа, когда приходит много разных типов клеток: макрофаги и нейтрофилы (фагоциты — факторы врожденного иммунитета), Т- и В-клетки (лимфоциты — факторы приобретенного иммунитета). Они образуют округлые образования, внутри которых заключен паразит. Прежде всего, они препятствуют диссеминации паразита, то есть его распространению дальше по органам и тканям или внутри одного органа.

Но эта реакция должна быть очень жестко контролируемой. Если она зайдет чуть-чуть дальше, чем хотелось бы, то есть если размер гранулемы будет слишком велик или их будет слишком много и они начнут сливаться, то это приведет к тому, что внутри этих барьерных образований начнется некроз, потому что там не будет хватать доступа кислорода и питательных факторов. Некротическое воспаление приведет к тому, что в этом некротическом очаге паразит будет чувствовать себя прекрасно и совершенно неуязвимо, и этот воспалительный иммунный ответ, который будет захватывать большую часть органа, приведет к тому, что это будет просто громадная каверна, которая целый кусок легкого выключит из дыхательной функции. Значит, избыточный иммунный ответ приведет к тому, что часть органа, а иногда и весь орган потеряет свою основную функцию. Тогда избыток иммунного ответа будет напрямую убивать хозяина.

Парадокс заключается в том, что недостаток иммунного ответа — это очень плохо, и тому пример иммунодефициты, но избыток — это не фактор защиты, а фактор патогенеза. То есть за счет того, что организм хозяина переусердствовал с иммунным ответом, начинает теряться какая-то из очень важных жизненных функций.

доктор биологических наук, профессор кафедры иммунологии биологического факультета МГУ, заведующий лабораторией иммуногенетики ЦНИИТ РАМН

Все материалы автора